Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

kursant

Делать свою жизнь с Жанны Баллок или "В России мне просто нечего было делать..."

Прочитал статью в газете The New York Times о бывшей ленинградке Жанне Баллок и захотел поделиться с вами, друзья впечатлениями об этой статье.

http://www.nytimes.com/2007/07/26/garden/26janna.html

Краткое содержаание статьи:



"Русский бизнес Жанны Буллок на «Золотом побережье» Ист-Сайда 

Удобно расположившись на диване с кремовой обивкой в гостиной своего пентхауза на Ист 87-й стрит (который сейчас продается за 10,5 млн долларов), Жанна Буллок рассказывает о своей жизни. Рассказ ее то и дело прерывается... Рама на работе Энди Уорхолла в прихожей повреждена, и рабочий спрашивает, нужно ли ее починить. Кури Хэй, секретарь Жанны, сражается с дверью холодильника, чтобы подбросить свежего льда в бокал с диетической кока-колой. На диванной подушке возле хозяйки трезвонят два блэкберри, один исполняет тему из Баха. Она отвечает на телефонный звонок, попутно объясняя секретарю, как работает дверь холодильника, и передавая рабочему список художественных работ, которые нуждаются в починке.
Жанна Буллок — одна из нескольких застройщиков (developer), работающих над самыми дорогими строительными проектами на Верхнем Ист-Сайде. Она родилась в России. Приехав в США, работала нянькой на Кингс-Хайвей в семье ортодоксального еврея, с семью детьми и женой в психиатрической лечебнице. Жанне было тогда 24 года.
— В России мне просто нечего было делать, – рассказывает она. – Время было ужасное. Нельзя было купить мыло, продукты питания, в продаже не было ничего, кроме ваучеров. А у меня было море энергии, и я хотела вырваться оттуда.
Окончив Ленинградский университет, она преподавала русскую литературу в старших классах. Ее секретарь замечает, что Жанна – на-стоящий интеллектуал, знакомый с творчеством Достоевского. Первый брак Жанны, от которого у нее осталась дочь Зоя, оказался неудачным, однако помог ей перебраться в Нью-Йорк.
— Мне было тяжело, но я хотела быть уверенной в том, что моя дочь будет расти здесь, – говорит она.
Этой весной Жанне исполнилось 40. Сейчас она возглавляет компанию RIGroup, основанную ею для строительства торговых центров и дачных поселков в бывшем Советском Союзе, где она проводит значительную часть времени (RIG расшифровывается как Russian Investment Group в России и как Renovation Interiors Group – в США).
В Манхэттене, где растет ее дочь, у Жанны есть другое занятие – она покупает, приводит в порядок и продает таунхаузы, расположенные на Верхнем Ист-Сайде.
Ее клиентура – менеджеры инвестиционных фондов, стремящиеся найти жилье в домах архитектуры Gilded Age. В старых особняках нет ограничений, которые устанавливают кооперативы на Парк-авеню, а выглядят они роскошнее самого роскошного кондо.
– Эта тенденция обозначилась года четыре назад, – говорит С.Б. Уайт, вице-президент юридической компании Stribling and Associ-ates, курирующей объекты Жанны Буллок. – Люди с деньгами стали интересоваться подобным типом недвижимости.
По оценкам ведущих риэлторов, Жанна входит в пятерку застройщиков, работающих в престижном районе Манхэттена — от 60-х до 80-х улиц между Пятой и Парк авеню, — который именуется «Золотым побережьем» Ист-Сайда. От главных соперников ее отличает то, что она – женщина. А что отличает ее объекты? Их необычная история. К примеру, в феврале она приобрела котлован на Ист 62-й стрит, оставшийся на том месте, где еще год назад стоял дом, взорванный доктором Николасом Бартой. Погибший под обломками хозяин дома не хотел, чтобы здание досталось жене. Буллок заплатила за участок 8,3 млн долларов и намерена построить здесь дом с подземным бассейном, наняв с этой целью модного архитектора Престона Филлипса. Она предполагает, что сможет выставить на продажу законченный дом года через четыре, запросив за него от 30 до 40 миллионов.
Дом на Ист 67-й стрит Жанна приобрела у погрязших в его дележе трех родственников, о которых Уайт сказал так: «сумасшедший, педофил и еще одна наследница». Один из братьев отсидел в связи с преступлением на сексуальной почве и живет в Калифорнии, второй попытался поджчечь дом в тот день, когда подписывалась купчая на него. Сейчас особняк выставлен на продажу. Цена – 35 млн долларов.
Дом №14 по Ист 82-й стрит был приобретен за 12,2 млн долларов и сейчас продается за 25 миллионов. Дом рядом с ним еще только ожидает капитального ремонта. Буллок купила его в прошлом году за 13 млн долларов у Джойселин Уайлденстайн, прославившейся благодаря капитальным ремонтам другого свойства – своей внешности.
— Меня всю жизнь привлекали разного рода маньяки, – говорит Жанна не очень уверенным тоном. Вежливая улыбка и простота речи не выдают в ней женщину, способную подолгу находиться в напряженных ситуациях. На ней защитного цвета костюм Prada, из-под которого выглядывает белая футболка. Светлые волосы свободно ниспадают на плечи.
Жанну Буллок постоянно видят на светских раутах, где она выглядит наравне с известными наследницами больших состояний, хотя и не является таковой. Она – великолепный менеджер, знающий, на каком вечере ей стоит фотографироваться рядом с богатыми и знаме-нитыми, чтобы это принесло ей ту известность, которая поможет продать очередной дом или найти хорошего инвестора.
Вся недвижимость, которой располагает Жанна Буллок — включая дом, где она живет, — продается. Стены ее квартиры, украшенные венецианской лепкой, кухонная мебель с кожаной отделкой и спальня, выполненная по образу и подобию знаменитой ванной комнаты Givenchy, с отделкой из белого мрамора и золота, служат лучшей рекламой ее бизнесу.
— У нас прекрасная команда, – говорит Жанна. – Мы знаем, как увеличить стоимость товара.
Но вернемся к бруклинскому периоду ее жизни. Сбежав из дома на Кингс-Хайвей, она нашла работу в соседней продуктовой лавке. Следующим местом ее работы стал юридический офис, где она трудилась в качестве помощника адвоката, специализирующегося на им-миграционных делах. Здесь она встретила своего второго мужа, российского финансиста Алексея Буллока, ставшего отцом ее второй дочери – Евгении. Сейчас ей 11 лет, она учится в нью-йоркской школе.
В Америке Жанна получила степень магистра по управлению бизнесом в университете Дюка и осуществила свой первый проект в России, инвестировав 100 тысяч долларов в строительство открытого рынка в подмосковном Сергиевом-Посаде.
– Ее история — это история работающей матери, которая всего добилась своими силами и исключительно благодаря верности своей мечте! – сообщает Кури Хэй.
Жана уточняет:
– Вначале были деньги частных инвесторов, а потом банковские.
Неожиданно она меняет тему:
– Вам нравятся занавеси? Я скопировала их у известного французского дизайнера Кристиана Легрэ.
Занавеси действительно замечательные. Огромные белые полотнища с отделкой цвета манго. Они прекрасно смотрятся рядом со снимком «Ворот» Кристо и Жан-Клод и тремя стоящими у стен картинами Кандинского. Секретарь Жанны счел нужным уточнить, что работы принадлежат не Жанне, а ее компании, равно как и мебель 18-19 веков и работы других классиков модернизма, кочующие из одного выставленного ею на продажу дома в другой.
Первым манхэттенским проектом Буллок был дом №54 по Ист 64-й стрит, где когда-то находилась редакция газеты New York Observer. Жанна приобрела его за 9,5 млн долларов в январе 2005 года и спустя 11 месяцев продала за 18,75 млн долларов.
– Я вложила в ремонт меньше миллиона, – говорит она. – Потенциальный доход, который могут дать эти таунхаузы, делает их просто неповторимыми.
Брокер Долли Ленц из компании «Даглас-Эллиман» не согласен с ней:
– Если вы платите за дом его рыночную цену, то сколько еще вы можете набросить? – интересуется он. – Но Жанна — очень сдержанный покупатель. Она выжидает своего момента, как настоящая акула.
Буллок нашла свою нишу на рынке, где она приобретает дома и ремонтирует их так, как если бы собиралась жить в них сама. Это требует значительных средств, но она нашла способ рекламировать свои объекты, предлагая их в качестве мест проведения профессиональных шоу декораторов. Такие шоу прошли в трех из ее домов.
В районе между Мэдисон и Парк-авеню стало практически невозможно приобрести особняк с шириной фасада 20 и более футов дешевле чем за 20 млн долларов или провести капитальный ремонт, вкладывая в него меньше 500 долларов за квадратный фут. Но это не стало причиной сокращения заработков дивелоперов. Стоимость особняка в хорошем состоянии может достигать 40 млн долларов. В октябре прошлого года дом №4 по Ист 75-й стрит был продан за 53 миллиона.
– Стоимость квадратного фута жилья в такого рода домах держится на отметке в 3000 долларов, – сообщает вице-президент Prudential Duglas Elliman Фон дер Плойг. – Я не удивлюсь, если на днях мне сообщат, что поставлен новый рекорд.
Он напоминает, что дом Эдгара Бронфмана на Ист 64-й стрит, за который тот заплатил 13 лет назад 4,375 млн долларов, сейчас прода-ется за 50 миллионов.
— Если учесть, что стоимость квадратного фута в пентхаузе по 15-й Централ-Парк Вест составляет пять тысяч долларов, то квадрат-ный фут площади в доме Жанны Буллок за три тысячи долларов покажется кому-то привлекательной сделкой! – говорит Фон дер Плойг. "

Ну, и как вам?