Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Florence

Ангел по имени Гарри

Русская версия моей новой статьи для The Dallas Telegragh.

Ангел по имени Гарри

Казалось-бы, ну зачем опять возвращаться к уже достаточно надоевшему вопросу о роли Сталина в войне, которая закончилась 70 лет назад?
За это семь десятилетий наслушались ведь столько всего – от восторженных панегириков, до проклятий в адрес бывшего Верховного главнокомандующего, что нового может предложить автор читателю? Да и зачем?

Вопрос верный. Не было бы никакой нужды возвращаться к этой теме, если бы не многочисленные публикации, перепечатки русскоязычными газетами в США статей и материалов из российских СМИ, повествующих о великом полководце Сталине.
И все бы ничего, если бы не новые подробности, мимо которых пройти уже совсем невозможно.
Так одна из «комсомольских» газет, совершенно позабыв о своем антирелигиозном прошлом, разродилась статьей о том, как Сталин дорожил русской православной церковью, как бережно к ней относился. А все, мол, оттого, что сразу же после начала Великой отечественной войны, приснился ему, Сталину, сон, и явился во сне ему ангел, который сказал: «Открой церкви и победишь ты врагов своих». Примерно, такое содержание статьи и интервью с одним из т.н. историков я прочитал недавно.

Уж, не скажу, был ли такой сон, не был ли, но если был, то имя этого ангела мне хорошо известно. Это Гарри Гопкинс (Harry Lloyd Hopkins) – один из ближайших советников президента США Франклина Делано Рузвельта.
Война, начавшаяся 22 июня 1941 года, с первого же дня оказалась совсем не такой, какой ее рисовали в советских агитационных кинофильмах, не такой, какой ее воспевали в многочисленных бравых советских песнях: «Малой кровью, могучим ударом». И уже через неделю Сталин поручает Молотову начать переговоры с правительством США о военной и экономической помощи Советскому Союзу, а Микояну – с Великобританией.
29 июня 1941 года Молотов шлет послу СССР в США К. Уманскому телеграмму, в которой требует срочно встретиться либо с президентом Рузвельтом, либо с Госсекретарем США Хэллом, и просить оказать Советскому Союзу помощь в поставках самолетов – истребителей и бомбардировщиков, пушек и различного оборудования для военных заводов.



Collapse )
Florence

Бедный, бедный Рабинович...

Зачем же ты, Рабинович, послал свою жалобу в газету американских коммунистов DAILY WORLD? Почему не в NEW YORK TIMES? Не в WASHINGTON POST?
Наверное, подумал, что это аналог советской газеты "ПРАВДА"?
Впрочем, а был ли Рабинович?

Литературная газета 12 мая 1976 года

midnight cowboy

История одной фальшивки

Забыл поставить в ЖЖ свою статью для газеты The Dallas Telegraph  за февраль этого года... Исправляю ошибку!

Мировая история насчитывает бесчисленное множество документов, которые затем, в ходе истории однозначно признавались фальшивками, но продолжали жить своей жизнью, смущая неокрепшие умы читателей.
В ХХ веке одними из самых громких фальшивок были “Протоколы сионских мудрецов” и “План Даллеса”.

“Протоколы” - это сфальсифицированный сборник текстов о вымышленном всемирном заговоре евреев, появившийся в России в начале прошлого века. Пользовался огромным успехом у юдофобской публики. Один экземпляр был подарен русскому царю Николаю II, который так заинтересовался этим сборником, что потребовал у председателя правительства Столыпина предоставить ему подтверждение подлинности “Протоколов”. Через некоторое время Столыпин доложил царю о том, что книга эта - фальшивка. Николай II был явно разочарован, но издал указ, на котором начертал собственноручно: "Протоколы изъять, нельзя чистое дело защищать грязными способами".
Однако эти начертания не помешали стать этой книге самой популярной в III рейхе. Кстати, современные русские издания “Протоколов”, которые продаются сегодня в России, печатаются по переводам гитлеровских брошюр. В США издание “Протоколов” было налажено автомобильным магнатом Генри Фордом, который, впрочем, впоследствии раскаивался за содеянное.



“План Даллеса” - популярная в СССР и России теория заговора, план действий США против СССР, составленный в эпоху холодной войны, и заключающийся в скрытом моральном разложении населения СССР. Авторство плана приписывается главе ЦРУ (1953—1961) Аллену Даллесу.

Этот план упоминали и упоминают до сих пор с высоких трибун и с экранов ТВ. И никого из тех, кто верит в существование такого плана, не смущает, что Даллес план свой составлял почему-то по-русски, ибо нет ни одного документа этого текста на английском языке. Никого не смущает и то, что текст «Плана» почти дословно совпадает с текстом из книги писателя А. Иванова “Вечный зов”.



Есть люди, которым хочется верить, что против них существуют всякие заговоры, все вокруг хотят их обмануть, облапошить, забрать их имущество и оккупировать.
Они и потребляют такие фальшивки большими порциями и в любом количестве.



Collapse )
midnight cowboy

" В космическое пространство вылетают миллиарды"

№ 40 ЗАПИСКА В.Е. СЕМИЧАСТНОГО В ЦК КПСС О НАСТРОЕНИЯХ Г.К. ЖУКОВА

№ 1447-с 27 мая 1963 г. гор. Москва Сов[ершенно] секретно Товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.

Докладываю Вам некоторые сведения, полученные в последнее время о настроениях бывшего министра обороны Жукова Г.К.

В беседах с бывшими сослуживцами Жуков во всех подробностях рассказывает о том, как готовилось и проводилось заседание Президиума ЦК КПСС, на котором он был отстранен от должности министра обороны, и допускает резкие выпады по адресу отдельных членов Президиума ЦК:
...

В беседе с генерал-майором в запасе КАРМАНОВЫМ И.М. Жуков заявил:

«У нас… неразумно купеческий размах в отношении помощи. В космическое пространство вылетают миллиарды. На полет Гагарина израсходовали около 4 миллиардов рублей. Никто ни разу не задал вопроса, во что обходятся все эти приемы, все эти поездки, приезды к нам гостей и прочее… Жене БИДО сделали соболью шубу, я видел. Жене другого члена делегации был подарен бриллиантовый набор, в котором находилась бриллиантовая брошь в 12 карат… Это все сейчас доходит до широких масс людей… У СТАЛИНА было много нехороших черт, но в небережливости государственной копейки его никто не может упрекнуть. Приемов он не так много сделал, подарки он никому не давал, кроме своего автографа на книге…»

Председатель Комитета госбезопасности

В. СЕМИЧАСТНЫЙ

1 РАБОЧАЯ ПРОТОКОЛЬНАЯ ЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС П 100/XL VII 7 июня 1963 г.

Записка КГБ № 1447-с от 27 мая 1963 г. (Хрущев, Брежнев, Косыгин, СусловУстинов)

Записка прочтена на заседании. Вызвать в ЦК Жукова Г.К. т. Брежневу Швернику Сердюку и предупредить если не поймет, тогда исключить из партии и арестовать.

"Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы"
kursant

В мае 1976-го...

Дорогие френдессы и френды, я скоро вернусь к полноценной деятельности в ЖЖ, но пока здесь набегами.

Надеюсь, у вас у всех все нормально и по-весеннему светло и радостно в жизни!

До новых волнующих встреч! А пока - читаем старые газеты. 
В мае 1976 года в СССР слова инаугурация не знали, поэтому товарищу Брежневу просто и скромно присвоили звание маршала Советского Союза. Естественно, все прогрессивное человечество жило этой новостью целый месяц. Вставало (извините за выражение) с ней и спать ложилось. 
Каждый день советские газеты публиковали отчеты о восторгах зарубежных СМИ по поводу этого события. Особенно мне запомнились из детства такие гиганты СМИ как "Руде право" и "Трибуна люду".





kursant

Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать...

9 МАЯ 1945г. И З В Е С Т И Я. №107 (8717).

8 мая в Берлине
От специальных военных корреспондентов "Известий".

Л. КУДРЕВАТЫХ, Л. СЛАВИН. БЕРЛИН, 9 мая.

Восьмое мая 1945 года - исторический день. Событиям его будут посвящены книги. Хроника его войдет в учебники и справочники. Счастлив тот, кто был свидетелем незабываемых сцен.
Знаменательный день начался в аэропорту Темпельгоф. Огромные ангары его украшены голенастыми, горбоносыми орлами, в стиле той аляповатой, грубой прусской скульптуры, которая так характерна для Берлина. Мы проезжаем мимо глубоких воронок, мимо крошева немецких самолетов, мимо обломков строений. Огромное летное поле, обрамленное железобетонными дорожками и квадратами, несколько дней назад было еще ареной горячего боя. Сейчас оно прибрано. Зеленеет трава, тянутся к солнцу цветы. На аэродроме оживление. Около советских истребителей дежурят летчики, участники многих воздушных боев. Прибыли машины с генералами Красной Армии, представителями советской печати, операторами кинохроники.
Хочется запомнить каждую" деталь этого замечательного дня. Зной в воздухе. На древках, воткнутых в землю, развеваются государственные флаги союзных держав. Вокруг - туманный силуэт Берлина. Прилетели из Москвы члены американского посольства. Они легли на траву аэродромного поля, пестро желтеющего цветами, и нетерпеливо вглядываются в белесое берлинское небо.
С могучим жужжанием взвиваются в воздух восемнадцать советских истребителей. Их ведет майор Тюлькин, участник героических боев под Сталинградом. Они летят на запад, навстречу союзным делегатам. Это будет их почетный эскорт.
13 часов 50 минут. Слышен рокот приближающихся тяжелых самолетов. В воздухе появляются два "Дугласа", затем приближается третий. Сделав над аэродромом два приветственных круга, первым идет на посадку "Дуглас" серебристого цвета. Машина подруливает к бетонной площадке, разворачивается. Открываются двери, из кабины выходит представитель Верховного Командования экспедиционных сил союзников, главный маршал авиации Теддер. За ним следуют командующий стратегическими воздушными силами США генерал Спаатс, командующий военно-морскими силами союзников в Европе адмирал Бэрроу. Приземляются и две других машины.
Волнующий момент: первая встреча с союзниками в Берлине. Казалось, что это не только советский и союзный военачальники пожимают друг другу руки, но и армии, народы, объединенные братством своей великой победы.
Сэра Теддера, генерала Спаатса, адмирала Бэрроу встречают и приветствуют генерал армии Соколовский, начальник гарнизона и комендант города Берлина генерал-полковник Берзарин, генерал-лейтенанты Боков и Васильев. Сводный оркестр исполняет гимны трех великих союзных держав. Полковник Лебедев отдает рапорт сэру Теддеру. Глава делегации вместе с прибывшими обходят почетный караул.
- Этим парадом, - говорит сэр Теддер, - нам оказана большая честь.
В ответ над аэродромом гремит многолосое "ура".
Сэр Теддер подходит к микрофону и произносит несколько слов. Он говорит:
- Я являюсь уполномоченным главнокомандующего Эйзенхауэра. Очень рад приветствовать советских маршалов и генералов, а также войска Красной Армии. Особенно я рад потому, что приветствую вас в Берлине. Союзники на западе и востоке в результатe сотрудничества проделали колоссальную работу. Мне оказанa большая честь - передать самые теплые приветствия нашему русскому союзнику.


Опускается четвертый "Дуглас". В нем доставлены представители разбитой, разгpoмленной германской армии. Они пошли кучкой, держась с какой-то деревянной напряженностью, не оглядываясь по сторонам, чтобы не видеть Берлина.
Впереди идет фельдмаршал Кейтель, нервически сжимая в руке маршальский жезл. За ним - генерал-адмирал Фридебург и генерал-полковник Штумпф.
Многое вспомнилось при взгляде на них: и раны Сталинграда, и страдания Ленинграда, Ковентри, и горечь Компьена. Понурые, мрачные идут немцы мимо развевающихся государственных флагов союзных стран, реющих над Темпельгофом.
Машина с немцами проехала сквозь Берлин по пути к дому, где поверженному врагу предстояло подписать безоговорочную капитуляцию Германии.
На Франкфуртер-аллее воздвигнута арка. Она увенчана, изображением ордена Победы. Ее украшает надпись: "Красной Армии слава!" Машина с немцами проехала рядом с этой аркой. Для них она - арка бесславного поражения.
За аркой начинается район Карлсхорст. Название это отныне останется в веках. Здесь стоит здание Военно-инженерного училища. Его изображение войдет в школьные учебники как символ победы над фашизмом. В этом здании 8 мая 1945 года Германия подписала капитуляцию.


В промежуток времени между прибытием представителей союзного командования и подписанием акта о безоговорочной капитуляции Германии состоялся визит главного маршал авиации Теддера к маршалу Советского Союза Жукову. Сэр Теддер поздравил маршала Жукова с победой. В намять исторического события он передал ему нарядное белое шелковое знамя. Тов. Жуков в свою очередь поздравил представителей союзного командования.
Маршала Жукова посетил и поздравил с победой от имени генерала де Голля и французского народа прилетевший в Берлин генерал Делатр де Тассиньи. Он подчеркнул, что Красная Армия и русский народ своей героической борьбой помогли освобождению Франции.


Подписание акта о безоговорочной капитуляции состоялось глубоким вечером в большом и строгом зале Военно-инженерного училища. Для участников конференции приготовлены длинные столы. Зал украшен флагами Советского Союза, США, Великобритании, Франции.
Напряженное ожидание. Взоры устремлены к двери. В зал входят маршал Советского Союза Жуков, главный маршал авиации Теддер и остальные союзные представители. Кресла, стоящие под национальными флагами, занимают маршал Жуков, сэр Теддер, генерал Спаатс, заместитель народного комиссара иностранных дел Вышинский, адмирал Бэрроу, генерал Делатр де Тассиньи. В зале много генералов Красной Армии, участников боев за Берлин.
Обращаясь в присутствующим, маршал Советского Союза Жуков говорит:
- Господа, - мы собрались здесь: по уполномочию Верховного Главнокомандования Красной Армии - заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Советского Союза Жуков, по уполномочию Верховного Главнокомандования экспедиционных сил союзников - главный маршал авиации Теддер; здесь также присутствуют генерал-полковник американской армии Спаатс, от французской армии генерал Делатр де Тассиньи - принять условия безоговорочной капитуляции от командования вооруженных сил Германии. Я предлагаю приступить к работе и пригласить сюда уполномоченных германского командования.
Звучит краткое приказание:
- Пригласите сюда представителей немецкого верховного главнокомандования для принятия условий безоговорочной капитуляции.
Входят генерал-фельдмаршал германской армии Кейтель, генерал-адмирал Фридебург, генерал-полковник Штумпф в сопровождении ад'ютантов.
Снова говорит маршал Жуков:
- Господа, сейчас предстоит подписание акта безоговорочной капитуляции. Я обращаюсь к представителям германского верховного главнокомандования с вопросами, имеют ли они на руках акт, познакомились ли с ним, согласны ли представители германского командования подписать этот акт?
С этими же вопросами к представителям командования немецкой армии обращается главный маршал авиации Теддер.
- Да, я согласен, - тихо произносит Кейтель и передает маршалу Жукову документ Главной ставки, подписанный гросс-адмиралом Дениц, уполномачивающий Кейтеля, как шефа командования вооруженными силами и одновременно как командующего армии, фон-Фридебург - как командующего военно-морскими силами, Штумпф - как представителя воздушных сил - подписать акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил.
Необходимые формальности соблюдены. Маршал Жуков предлагает уполномоченным верховного командования германской армии подойти к столу и подписать акт. Один за другим Кейтель, Фридебург и Штумпф подписывают акт.
Акт подписан. Один экземпляр акта, составленного на трех языках, вручается фельдмаршалу Кейтель. Маршал Советского Союза Жуков об'являет:
- Немецкая делегация может удалиться.


 
 
 
 
kursant

Дыхание Чейна-Стокса, как шанс освобождения от рабства




 Сталин с нами

Сергей МИХАЛКОВ.

Мы навсегда запомним то число,
Тот скорбный день еще в начале года,
Тот тяжкий день в истории народа,
В который всех нас горе потрясло.

Нет! Мы еще не поняли всего,
Всем существом всего не осознали...
Жизнь отдавал за нас товарищ Сталин,
И вот сегодня с нами нет его...

Когда бы мы отдать ему могли
Свое биенье сердца и дыханье,
Мы, как один, к нему бы в Кремль пришли,
Преодолев любые расстоянья!

Всей тяжестью обрушилось на нас
Нежданное, негаданное горе -
Оно везде и всюду: в каждом взоре,
Во всех сердцах отражено сейчас.

Родная партия! Ряды свои сплотив,
Мы над Вождем склоняем наше знамя
И говорим: "Великий Сталин - с нами!"
И говорим: "Великий Сталин - жив!"
 
                                                                 ***
Москва не могла сомкнуть глаз: в окнах горели огни. Гений человечества спал свою последнюю ночь на земле. Наутро под вой заводских гудков он был помещен в саркофаг. Говорят, что этот многотрубный вой, от которого кровь стыла в жилах, напоминал адский вопль умирающего мифического чудовища...
kursant

Зомбоящик времен СССР






Владимир ДУНАЕВ:

В доме престарелых в городе Лас-Паломас (штат Нью-Мексико) в возрасте 74 лет скончался доктор Чарльз Хайдер. Тот самый астрофизик, который в 1986 году провел марафонскую 218-дневную голодовку в Лафайет-парке, у ограды Белого дома. И которого советское телевидение сделало главным героем своих тогдашних сочувственных репортажей из Вашингтона. "Известия" располагают уникальными подробностями того, как готовились эти сюжеты, породившие в СССР циничную поговорку: "Хайдер был, Хайдер есть, Хайдер будет есть!" 

Свою акцию Хайдер начал 23 сентября 1986-го. Заявил, что "с Рейганом, виновником гонки вооружений, разберется история". Обещал, что опять начнет питаться, если: правительство США избавится от ядерных боеголовок, запретит применение военной силы в международных отношениях, наконец, добьется того, чтобы Советский Союз и другие государства последовали примеру Америки. 


Местные телеканалы выдавали о нем крошечные сюжеты, причем в четыре утра. Зато для "прогрессивного человечества" Хайдер в своей лыжной шапочке с помпончиком мгновенно стал объектом повышенного внимания. О нем писали в Китае, Саудовской Аравии, Индии, даже в Японии. Ну и конечно, в странах Варшавского договора. Михаил Горбачев отправил Хайдеру личное письмо, в котором попросил не мучиться и пригласил его, бывшего сотрудника НАСА, на работу в СССР. Однако до Москвы доктор так и не добрался. 4 мая 1987 года он прекратил свою акцию, затем баллотировался в президенты как независимый кандидат, но проиграл Джорджу Бушу-старшему. 

Истинная подоплека его семимесячного сидения на лужайке в общем-то ясна. 23 сентября 1986 года Хайдер при росте 188 см весил 135 кг. Этот вес его фактически душил. Когда он похудел на 45 кг, то объявил, что собирается умереть за дело мира уже к Рождеству. Но за две недели до намеченного дня 56-летний астрофизик сказал, что передумал. 

Collapse )