Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

midnight cowboy

Я хочу домой. Дважды в одну и ту же реку.

Случайно наткнулся в архивах журнала "Смена" за май 1949 года. И сразу стало понятно, откуда черпают свои знания борцы за счасть советских оссийских детей в Госдуме. 
Читайте и надейтесь, что эта лексика не вернется в повседневный обиход 2013 года.

ScreenHunter_01 Feb. 12 09.16

«Я хочу домой!»

В Тельпугов| опубликовано в номере №527, Май 1949


... Минута бежит за минутой,

За днями недели текут.

Пять лет, как в английских приютах

Советские дети живут...

Этими, полными боли и гнева стихами начинается поставленная на сцене Центрального детского театра новая пьеса лауреата Сталинской премии С. Михалкова «Я хочу домой!»

В жутких, нечеловеческих условиях живут советские дети, заточённые в сиротские «приюты» англо-американскими военными властями Западной Германии.

Сколько их, этих несчастных ребят!

В конце минувшего года в нашей печати был опубликован список детей, вывезенных гитлеровцами из Советского Союза и находящихся сейчас в английской зоне оккупации Германии. Список этот, состоявший из более чем двухсот человек, включил имена лишь очень небольшой части советских детей, насильственно задерживаемых и по сей день англо-американскими оккупационными войсками.

Какие цели преследуют новоявленные рабовладельцы, какие новые злодеяния хотят они свершить над нашими детьми?

Планы рабовладельцев чудовищны. Они намерены навсегда лишить советских детей родины, они отправляют их из Западной Германии в другие страны. Недавно из Бремена была вывезена партия детей в Америку. Подготавливаются и осуществляются другие акты насилия над юными советскими гражданами.

Collapse )
kursant

Истории о мифах. Миф первый: "Когда я слышу слово "культура", я хватаюсь за пистолет"


"...В зависимости от контекста одно и то же произведение может трактоваться так – а может трактоваться эдак.

 

Примеры, которые многие, наверное, слышали – часто цитируемая в связи с историей гитлеровской Германией, с историей Третьего Рейха фраза: «Когда я слышу слово „культура“, мой палец тянется к спуску моего браунинга». Имелось в виду, что нацисты ненавидят и уничтожают культуру. Это если мы возьмем, изучим фразу по отдельности – вот такой формальный подход к фразе. Ну, можно еще, конечно, сочетание фонем рассмотреть, но сейчас это выходит за границы нашей задачи.

 

А в границах задачи то, что пьесу эту написал когда-то способный молодой немецкий драматург Бальдур фон Ширах, еще до того, как он бросился играть в национал-социалистические игры, еще до того, естественно, как он стал предводителем гитлерюгендта, он был способный молодой человек из хорошей семьи и написал пьесу. Патриотическую пьесу: Германия была унижена. В Германии тогда практически все были патриоты. Хотя проявляли свой патриотизм немного по-разному.

 

И вот в этой пьесе – рассказ такой, как внутренней вставной новеллой, идет сцена, которую рассказывает главный герой. О том, как на дворе 20-го года нищета, голод, Германия опущена, много инвалидов, много сирот, предприятия стоят. И вот под Рождество, это такая антирождественская сказка, люди все-таки съезжаются в театр на спектакль. Они выходят из автомобилей, их жены запахивают шубки, они отряхивают с себя пушистый рождественский снежок, который сеется с вечернего неба, и говорят о том, что все-таки Германия не погибла, если еще жива ее культура, потому что вот спектакль, новая постановка интересного молодого режиссера, все-таки жизнь как-то продолжается. Культура показывает, что не все погибло, потому что наследственность культурная.

 

А рядом со входом мальчик лет десяти, озябший такой, в каком-то рванье, практически босиком, просит милостыню. Но милостыню просить нехорошо – при этом он как будто торгует спичками. Но они его просто не видят: они хорошо одеты, они хорошо выглядят, хорошо устроены, они идут на этот спектакль… И возвращаются с него, говоря: что не все еще потеряно, потому что культура – продолжает существовать! А мальчик-сирота, отец его погиб на Великой войне, за это время уже лежит замерзший, и над ним даже сугроб намело.

 

«Вот после этого, – рассказывает рассказчик, – когда я слышу слово "культура", мой палец тянется к спуску моего браунинга».
Как вы понимаете, в зависимости от контекста фраза весьма заметно меняет свое значение".

Mихаил Веллер "Перпендикуляр"